11 декабря 2017 г.

Жадина!

Ей всего было мало. Любви и дружбы, общения и одиночества. Всегда.
Жадина!


В 19 она вышла замуж. Прошло десять лет. Но каждый раз в постели ей никак не удавалось насытится им. Его опьяняющим запахом, его упругой мужской кожей, его густыми волосами цвета спелого каштана, его прямым с небольшой горбинкой (след неравного школьного боя один против шестерых) носом, его сочными вишнёвыми губами с лёгким привкусом табака, обрамлёнными аккуратной эспаньолкой.
Ммммммм-ф! Какой же Он-н-н вкусный! Завернуть бы целиком в себя, сберечь. От горя, от обид, от вездесущей проклятой усталости, от цепких корявых лап серой рутины. “Господи, благослови и сохрани! Помоги во всех благих начинаниях, защити от всего плохого”, – шептала она каждое утро, провожая его на работу.
— Чего ты там опять колдуешь? – спрашивал он, если заставал её за молитвой.
— Да так, родной, ничего.
Жадина!
Одну лучшую подругу ей довелось потерять. Глупая врачебная ошибка на двадцать первом и, увы, ставшим последним, году жизни человека, который полностью соответствовал своему имени. “Катарос” – чистая. Невозможно ручаться за всё, но в дружбе Катя была прозрачнее байкальской воды. Ни ревности, ни зависти, ни злобы. По крайней мере, между ними. С четырёх и до двадцати одного года…
Но горе не может длиться вечно. И вот в её жизни появилась Галя, называвшая себя “Бабкой Ёжкой” из-за идеального соответствия своей комплекции грузоподъёмности ведьминской метлы. Хрупкая рыжеволосая девушка ростом чуть выше полутора метров и весом около сорока килограммов, понимающая с полуслова, а порой и без слов. То самое чувство, когда молчание не может быть неловким. Когда тишина – самый интимный и содержательный диалог между двумя людьми.
И первым действием нашей героини после виноватого признания новой лучшей подруги о лейкозе в рецессии, была ддос атака на Гугл с запросом “пересадка костного мозга”. Сломанный когда-то копчик ныл, представляя широкую иглу, но тут же был послан в ж…
Она никогда не задумывалась, зачем ей эта дружба. Она просто любила. Как может. И от этой любви ощущала себя огромной тёплой Вселенной, неизменно готовой защитить, отстоять любимых. Хоть у жизни, хоть у смерти, хоть у самого Дьявола.
Моё! Никому не отдам!
Жадина!
Хотелось отдавать больше. Больше, чем есть. Больше, чем может быть. Больше! Ведь отдавать всё без остатка может позволить себе только Бесконечность.
Но иногда приходила усталость. Наваливалась каменным грузом на плечи, нагло заявляя о севшем аккумуляторе души, гася свет, сжимая бесконечность до размеров элементарной частицы.
— Где ты? – спросила она потухшие глаза отражения в зеркале ванной.
Тишина в ответ.
— Где ты? – настойчиво повторила вопрос она.
Тишина.
— Я тебя спрашиваю, жадина!
— Да здесь я, здесь. Не проснулась ещё просто. Ты будильник бы переставила…
И в глазах блеснул огонь, как будто из недр Вселенной.
— Ты там скоро? – послышался голос из спальни.
— Скоро, любимый, скоро. Почти закончила.
Бросив взгляд на зеркало, она шепнула:
— Жадина!
— Ыыыы, – улыбнулось отражение в ответ.