16 мая 2017 г.

Паук

Восемь тонких, изящно изогнутых лап, каплевидное мохнатое брюшко, восьмиглазая голова и остроконечные жвала.

Так выглядит её страх.

Иногда она пыталась перебороть себя. Увидит меж листьев винограда свеже сотканную паутину с гордо восседающим в центре ловушки архитектором, дернется за веником, но передумает. Нет, нужно попробовать. И неуверенно тянет палец к ворсистому брюшку. Говорят, если дотронуться до своего страха, он исчезнет.

Прикосновение. Доли секунды. К затылку подбираются ледяные мурашки.

Одёргивает руку, будто дотронулось до горящего полена. Хватает веник, наматывает на него паутину и колотит оземь, что что есть мочи, с криками:

— Сдохни! Сдохни, дьявольское отродье!

То войдёт на кухню, а там, над плитой…

— А-а-а! – с диким криком вбегает в комнату.
— Что случилось?– обеспокоился муж.
— Саааааш! Там паук! Убей его, пожалуйста! Убей! – хрипят на пределе громкости её голосовые связки.

Коленки трясутся, слёзы из глаз.

Убил. Выкинул в унитаз. Три дня к уборной подходить боялась.

Однажды на работе вывели из себя. Зашла в ларёк, купила стограммовую бутылочку любимого коньяка. Жадно отхлебнула. Во рту что-то было. Тонкие жёсткие проволочки под языком и мягкий ворсистый комок. Мир застыл. Выплюнула. Смотрит сквозь бутылочное стекло: со дна поднимаются тонкие нити паутины и покачиваются в коричневой жиже. Мир медленно почернел. И погас.