24 марта 2014 г.

Клешнин Василий

Был вечер много лет назад.
Отглажен китель тёмно синий.
Грудь отливала золотом наград,
Родных волос струился иней.

Широкой строчкой приметали воротник
Глаза слепые в свете тусклой лампы.
Лоскут был дорог, словно золотник,
Его лилеяли натруженные пальцы.

Ах, бабушка, отдай -- я помогу!
Отказом гордый взор ответил:
"Сама должна я, внучка, потому
Что дедушка наш должен быть приметен:

Сзывает завтра мэр его однополчан.
Накормит ветчиной с картошкой,
И чтоб порадовать сельчан,
Напоит боевой их стошкой".

Победе будет шесть десятков лет.
Посмотрим мы по "Первому" каналу
Парада строй и блеск от эполет,
И подивимся танков арсеналу.

С банкета дед вернулся сыт и рад,
Кряхтя по-старчески, рассказ заводит.
"Бедро я променял на Ленинград.
Пусть средь народа слухов много ходит.

В Войну я птиц крылатых починял...
И с рёвом диким в небе выли самолёты.
Героев град я, внуча, защащал...
Назад не все вернулися пилоты..."

Когда-то я, держа пред внуками ответ
Кто честь и славу даровал России,
Скажу, что волю отстоял мой дед,
Починщик, рядовой Клешнин Василий.


21 марта 2014 г.

Самолёт

Взмывая крылами взлетает-садится
Железная белая гордая птица.
Надежда горит в стробоскопах-глазах
И бак утопает в горючих слезах.

А рядом пригрелась на крыше сарая
Пернатая серая роботов стая.
Гонимые криком с кусков черепицы,
Парят механически киберсиницы.

Срывая рукою бездонный навес,
Кресты и свободу, померив на вес,
В безумии мудрости топится бес.
Для всех и для каждого хватит небес.

20 марта 2014 г.

Ощущение

Сквозь мира ломаные судьбы
Узреть
            вопросов
                            суть бы.
Отхаркиваясь лёгкими на лёд
Нащупать
                 времени
                               налёт,
Вперёд которого уверенно шагал
Кашерный
                 Марк
                          Шагал.
Не замечая, что всё ложно,
Поверить.
                Всё ведь
                              ложь, но...
В бегах от леса на берёзу лез
Но и
         берёза --
                         лес.
Из шкуры ящерицей лезть
Но шкура --
                    есть обман
                                       и лесть.
Так расстелись же небом небыль,
В которой
               даже в снах
                                  ты не был.
В которой тяжкий едкий смог
Оскалы
             глазго
                       высечь смог.
И пусть не перепрыгнуть Дон, но
Не стоит
                стлаться
                              донно.
Топча лаптём бесстыжие юдоли
Не гоже
             пресмыкаться
                                    доле.

14 марта 2014 г.

День "Спасибо!"

Когда краса укроет плечи,
В обличии мирском и дряблом,
Зажгутся в душах серых свечи.
Ладони обнажённые, озябнув,

Родят аплодисменты дружно.
И заискрятся синью неба
Сквозь очи изнутри наружно
Тепло сердец и дружбы нега.

Здесь часть Вселенной без имён,
Без возрастов, без сожалений.
Всех убеждений и племён,
Вне вихря яростных сражений.

Гитара, микрофон, колонка.
Замена стен -- тепло от солнца.
Добро ручьём струится звонко
И совесть требует червонца.

Обнявшись, в полукруг стоя,
От ветра кутают соседей
Чужие, незнакомые друзья.
И нет волков, и нет медведей.*

Спасибо, ясный музыкант,
За радость, красоту, терпенье.
Я точно знаю, ошибался Кант:
Не разум дарит нам спасенье.

6 марта 2014 г.

Украинский сон

Сон разума рождает чудовищ.
Франсиско Гойя

Нет, разум никогда не победит:
Наркотики, содом и полигоны --
Рассудку что бетонные загоны.
Себе лишь человек и навредит.

Зачем кровавое сражение
Фашистам, свергнувших фашизм?
Расстреливающим с криками "За жизнь!".
Сон разума несёт лишь разрушение.

Прощаясь с логикой на шабаше теней,
В чаду кошмара теплится надежда,
Что обезуметь не дано невеждам,
Проснувшимся средь мокрых простыней.